Вход для клиентов

Забыли пароль? Регистрация

Посмотреть корзину

Блог

Время первых

Время первых

Рецензия на кинофильм “Время первых”

Алмазы негранёные

или

время Незаменимых

 

Выходя из кинотеатра «Космос» города Кемерово после просмотра фильма о первых космонавтах мира «Время первых», Алексее Леонове и Павле Беляеве, по-стариковски шаркаю ногами – сложно возвращаться на Землю из невесомости души. Устала после стандартного сеанса так, словно сама провела полные высокого трагизма сутки в космосе и двое – в ледяном сугробе в глухой тайге на Урале. От невероятных перипетий и неимоверных испытаний, выпавших на долю героев-космонавтов, сердце многократно замирало и снова шло, как у моего самого понравившегося персонажа фильма, героя истории отечественной космонавтики, генерального конструктора Сергея Павловича Королёва, который никогда не уставал, потому что делал то, что ему нравилось, и поэтому всё принимал слишком близко к сердцу.

Именно это сбившееся сердцебиение словно повернуло время вспять и перенесло меня в середину 60-х годов, в СССР, в эпоху, когда «у нас весь народ летает в кандалах», по словам Королёва. Безумная гонка за мировое господство в космосе в период холодной войны и чудовищное по своим масштабам и амбициям геополитическое соперничество двух государств ставят учёных, инженеров и лётчиков перед тяжёлым моральным выбором.

Когда всё происходит в спешке, и ничего ещё не готово, не проверено и не испытано, обязательно возникает проблема выбора, как поступить: по букве инструкции или по ситуации, по совести или по правилам, по голосу сердца или разума. А времени на размышления нет, нет даже долей секунды, ведь за время подготовки к полёту и во время самого полёта случилось рекордное количество аварий. Это ощущение обречённости, вызванное лавиной неудач и неурядиц, которую напарники преодолевают нечеловеческими усилиями, прорвётся в финальной сцене, в отчаянном выдохе полузамёрзшего Леонова, потерявшего в снегу сигнальную ракетницу: «Да что ж всё через ж…?!»

И всё же несмотря ни на что, задача правительства СССР по покорению Космоса была выполнена! «Орёлики», как ласково называл космонавтов Королёв, шагнули в звёздную бездну и снова вернулись на Землю, а он сам до последней секунды запрещал «устраивать панихиду по живым».

Естественно возникает вопрос, в чём секрет такой стойкости. Может, в том, что характеры первых покорителей космоса ковались в горниле войны и гонений, страшных испытаний и лишений, или в том, что они изначально чувствовали, что время выбрало их, что если не они, то кто же, потому что летали во сне и наяву и жили с ощущением полёта. Леонов говорил жене: «Я сквозь потолок звёзды вижу! Нет, не так! Я вообще потолка не вижу!»

Наверное, это и есть мерило характера настоящего героя – отсутствие всяческих границ и рамок, ведь и напарник Лёши Леонова упрекал его в том, что он «страха не ведает», и генерал в своё время взял Леонова в отряд подготовки космонавтов, сказав, что «сумасшедшие нам нужны». Но сумасшествие ли это, или восхождение к высокой степени безумства – того, безумства храбрых, которому мы поём песни и о котором слагаем легенды?

Когда Королёв пожаловался лидеру СССР на то, что у него от дикой спешки и ответственности за жизнь космонавтов земля из-под ног уходит, секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев ответил, что «не уходит земля из-под ног у тех, кто топчется на месте», и тут же заявил Королёву: «кроме тебя всё равно некому. Незаменимый ты у нас». Итогом фильма как раз и становится абсолютное понимание того, что те, кто стоят у истоков нового дела, те, кто становятся в чём-то первыми, остаются незаменимыми на всю жизнь, кумирами миллионов шагая в бессмертие.

Честно, игра актёров особого впечатления не произвела. Они не играли – просто воплощали легендарные образы, в которые были влюблены родители и бабушки современных школьников. Константин Хабенский в роли Беляева просмотрелся хорошо, потому что как никто из актёров умеет стирать с лица мимику и превращаться в камень – воплощение твёрдости и непоколебимости. Евгений Миронов, напротив, отлично сыграл роль Алексея Леонова именно потому, что он по характеру очень подвижный, и его лицо за минуту передаёт десятки выражений. Как у Пушкина: «они сошлись: вода и камень».

И дело ведь чуть до дуэли не дошло, потому что отбор в отряд космонавтов был жёсткий, второго шанса никому не давали, и напарники постоянно соперничали друг с другом! Но Леонов не стал соперничать с дружбой, с нерушимым мужским и профессиональным братством.

Вода, как известно, камень точит, и несмотря на то, что командиром экипажа был угрюмый здравомыслящий Павел Беляев, но вдохновителем, душой был мобильный, предприимчивый, талантливый умница Алексей Леонов. Вот это динамичное взаимодействие противоположностей, дух напарничества актёры передали здорово. То, как удивительно полно космонавты дополняли друг друга, становится понятно в финале, когда Леонов потерял и в панике ищет ракетницу с последним сигнальным патроном, а посиневший, покрытый инеем, замёрзший Беляев, ему говорит: «Помоги, примёрзла!», – и отдаёт примерзшую к руке ракетницу, которую он прибрал и прижал к себе намертво, чтоб не пропала.

Глубже вжился в роль Владимир Ильин, сыгравший Сергея Павловича Королёва. Вообще, нужна некоторая храбрость, чтобы говорить такие вещи, как он, пусть даже в образе своей роли – о времени, о стране, о политике.

Вообще, режиссёр немного выжал из актёрского состава. Время, в которое можно было подробнее раскрыть характеры космонавтов потрачены на спецэффекты, панорамные картинки, «детальки», характеризующие время.

«Время первых» – очень точный фильм именно с точки зрения деталей эпохи. Это и причёски, и платья жён космонавтов в духе моды 60-х, и скафандры – «алебастровые гробы», как их обзывает Леонов, и чай в гранёных стаканах и чеканных подстаканниках, и синие спортивные костюмы с кедами, и хрустальные графины на подносах, и чёрные правительственные «Газ-21».

Эпизоды фильма вспыхивают во время просмотра словно по щелчку рубильника и остаются в памяти надолго яркими звёздочками.

Вот червоточинка в яблоке точно указывает на гнильцу и угрозу разрыва отношений между двумя друзьями, и следом – неуклюжая попытка Леонова исправить то, как он подставил напарника, который по его вине получил травму накануне полёта и был от него практически отстранён.

Вот Королёв грозит в тишине пустого конструкторского бюро пилотируемому модулю для космонавтов, похожему на огромное металлическое око: «Погоди, посмотрим ещё, кто кого!» и следом, как воду, выпивает стакан коньяка, который Леонов пытался выдать за чай.

Вот Леонов шутит: «бандец Космосу!», рисует карандашами эскиз космонавта в состоянии невесомости, уверяя напарника Павла Беляева, что его повесят в Третьяковской галерее рядом с картиной «Мишки в бору», как первую картину, написанную в космосе, (очевидно, речь идёт о картине работы русских художников Ивана Шишкина и Константина Савицкого «Утро в сосновом лесу»), а вскоре космонавты вошли в «мёртвую зону» без связи сразу после отравления разряженным кислородом, возникшем из-за трещины в обшивке. На земле в это время их жёны щёлкают по всем каналам балет, а Левитан просит у сотрудников КГБ стакан воды, чтобы записать на радио вариант репортажа о геройской гибели советских космонавтов. Эти два варианта радио-объявления также отражение постоянной дилеммы в фильме. И вдруг они вышли на связь, и Королёв по-отечески рявкает в рацию на всю Вселенную: «А ну, живо домой!», и, отмахнувшись от генерала, даёт разрешение космонавтам на аварийную посадку с ручным управлением.

Вот Леонов азбукой Морзе посылает сигнал о помощи, а на далёком Сахалине жена умоляет мужа-радиолюбителя «не связываться», не упоминать о случайно пойманном им сигнале рухнувших с неба в тайгу космонавтов, понимая, какой это риск, ведь речь идёт о государственной тайне, за такое и посадить могли, но он с вопросом: «а тогда как же?», – отпускает палец, и круглый диск устаревшей модели телефона стремительно крутится, отщёлкивая мгновения вечности, и ускоряя события финала полёта.

Герои-лётчики проходят перед зрителями абсолютными суперменами, практически железными Феликсами и только в финале, уже не надеясь на спасение, замерзая посреди заснеженного леса, они раскрывают друг другу свои тайны и слабости. Беляев рассказывает, что за всё время войны совершил лишь один боевой вылет, и то даже на гашетку не нажал, а на следующий день объявили о капитуляции. Леонов признаётся, что пошёл в лётное училище, а не в художественное, потому что там «степуха» больше. И всё это абсолютнейшая ерунда! Они оба – геройские лётчики, настоящие орлы, а не «орёлики», недаром им дали такие позывные: «Алмаз» и «Алмаз-2», ведь они оба чистой воды бриллианты советской космонавтики.

Когда смотришь фильм «Время первых», не покидает ощущение пронизывающего ветра. Ветер свистит вокруг кабины горящего самолёта, выполняющего мёртвую петлю, колышет траву в поле; на ветру реет советский флаг и трепещет порванный парашют; ветер колышет тяжёлый космонавтский шлем, в который Павел Беляев спрятал бортовой журнал в надежде спасти его от непогоды; ветром перемен насквозь пронизан век космонавтики. И всё время что-то шумит и шипит, ревёт моторами и гудит лопастями вертолётов.

«Время первых» – фильм о героях героической эпохи. И очень странно, что на родине Алексея Леонова, выходца из деревни Листвянки Кемеровской области, так вяло начался прокат этой картины, ведь ажиотажа в кинозалах города не наблюдается. Люди разучились переживать за своих? Им не нужны кумиры и герои? Или мы забыли часть своей истории? Или всё просто и банально – просто слабая рекламная компания и бедноватый трейлер?

Как бы то ни было, раньше мальчишки хотели стать космонавтами и становились лётчиками, инженерами, трактористами, токарями и честно трудились на благо Родины. Сейчас с детства хотят просто быть богатыми. Не лучшими, не первыми – просто богатыми. Так что же нас ждёт завтра? Без денег и подвигов совершать не будут? Такие фильмы нужны, как глоток воздуха. Их обязательно нужно смотреть – всей семьёй, всей страной. Нужно заново научиться и мечтать, и удар держать. Время смотреть «Время первых»!

 

Устянина Злата Юрьевна

Должины и должочи

 

Коллективная притча

 

Жили были люди. Они все были из одного племени, вместе сажали зерно и пололи плевелы на одном поле, поэтому их и называли СОплеменниками. Но, когда пришло время собирать урожай, люди не смогли договориться, кому сколько положено за его труды. Пока они спорили, урожай сгнил на поле. И люди разделились на два племени, разошлись жить по разные стороны поля и стали есть друг друга.

С одной стороны поля стали ДОЛЖИНы – те, кто привык жить по ДОЛЖностным Инструкциям, и всех хотели судить даже не по себе, подобию Божьему, а по должностной инструкции. Договориться с ними было совсем ни о чём невозможно, потому что они не признавали ничего, кроме должностных инструкций, а когда у них что-то не получалось, или жизнь не укладывалась в должностной функционал, они придумывали новые должности, а к ним – новые инструкции. Поэтому ДОЛЖИНам казалось, что им все должны, и они никому не доверяли, никого не уважали и не ценили. Увы, но ничего, кроме инструкций, они придумать не могли.

С другой стороны поля обосновались ДОЛЖОЧи – те, кто считали, что человек ДОЛЖен Оставаться Человеком несмотря ни на что. Они не признавали правил и инструкций, часто нарушали закон ради благородных целей, и всегда всем были ДОЛЖны Очень-очень. Однако часто они не могли разобраться в том, что хорошо, и что плохо, не всегда видели перспективы, и в пылу защиты своих идей вовсе забывали о работе и долге. Они упивались своим благородством и становились ханжами.

Потом люди вовсе бросили поле и построили высокие дома, чтобы посмотреть на ситуацию сверху. Но высота совсем вскружила им головы, и они забыли про поле и урожай, про то, что все они Соплеменники. Они объединились в коллективы и тут же разделились на начальников и подчинённых. И всё ещё больше запуталось.

К примеру, если вы и ваш начальник ДОЛЖИНы, то кто будет придумывать новые идеи и подхватывать какое-то дело, если кто-то вдруг заболел или ушёл? Да и читать друг другу вслух должностные инструкции очень скучно. Или, положим, вы ДОЛЖОЧ, а ваш начальник ДОЛЖИН, это же катастрофа! Вы никогда не поймёте друг друга, постараетесь переделать, переубедить, и наживёте ещё и врага. Начальник станет получать удовольствие, загоняя вас в рамки, а вы растратите творческий потенциал на то, чтобы строить ему козни или уворачиваться от выполнения должностных обязанностей. Не лучше будет, если ДОЛЖОЧ станет начальником, ведь его подчинённый ДОЛЖИН никогда не поймёт, чего от него хочет руководство, и благородный ДОЛЖОЧ прослывёт сумасбродом, если не самодуром, а ДОЛЖИН никогда не продвинется по службе. Но даже если вы с начальником оба ДОЛЖОЧи и строите грандиозные планы, то будьте уверены, что найдётся достаточно вышестоящих ДОЛЖИНов, которые будут регулярно подрезать вам крылья.

Наша жизнь проходит в бессмысленных спорах, а прав тот, кто остался на заброшенном поле, построил дом, посадил дерево, родил ребёнка и садит зерно, пропалывая плевелы, показывая ребёнку, как садить и собирать урожай…

О. Р. В. И.

О. Р. В. И.

В головёнке застой?
Одолели заботы?
Есть способ простой
Откосить от работы:

Услышишь, что кто-то чихает и чахнет,
Проси – пусть поделится вирусом тяжким.
И вот оно счастье – получен больничный,
Как отпуск в шикарном отеле столичном!

Горло болит,
Тридцать восемь и шесть,
Спину свело –
И не встать, и не сесть.

Чешутся зубы,
И в ухе свербит,
Высохли губы,
И насморк бурлит.

Режет в глазах,
И морозит ужасно,
В кишечнике крах,
Ну а так всё прекрасно:

Ты же сидишь на больничном, дружище!
Правда, лежишь, пораскинув ручищи,
Зато не тревожит забот уже воз –
Ведь главное – реанимировать нос.

Главное – судороги пережить,
Главное – кашлять чуть-чуть не до рвоты,
Главное – чай третий литр допить,
Зато откосил от проклятой работы!

Устянина Злата Юрьевна

Гимн человеческому упрямству

Гимн человеческому упрямству

Рецензия на документальный фильм «Касаясь пустоты» британского режиссёра Кевина МакДональда

Гимн человеческому упрямству 5

Гимн человеческому упрямству

 

Документальное кино – это сложный жанр, подготовка и работа над которым занимает длительное время: отбирается жизненный и документальный материал, на основе которого создаётся сценарий, продумывается структура фильма, подбираются максимально похожие на героев актёры для постановочной съёмки. Фильм игрового жанра в таком случае снять куда проще – здесь не нужно чётко придерживаться фактов, можно дать волю фантазии, интерпретировать определённые события по-своему и заставить зрителей рыдать с помощью особых кинематографических приёмов.

Британский режиссёр Кевин МакДональд умудрился соединить всё это в одной картине, не выходя при этом за рамки классического документального фильма. То есть, создал кино, которое не только максимально аутентично, но и эмоционально настолько, что заставляет испытывать страх, холод и жажду вместе с героями. В фильме мы видим реальных участников событий, которые рассказывают свою историю. Они не скрывают эмоции, делятся со зрителями своими страхами и воспоминаниями. При этом интервью подкрепляется постановочной съёмкой, которая придаёт документальному кино художественности.

«Касаясь пустоты» – это фильм, который рассказывает одну из самых невероятных, реально происходивших историй из жизни альпинистов. Два молодых британских альпиниста Джо Симпсон и Саймон Йейтс в 1985 году отправляются в Перуанские Анды покорять вершину Сиула Гранде по ещё никем не пройденному маршруту. Восхождение дается мужчинам очень тяжело – это настоящее испытание силы духа, терпения и физической подготовки. Однако покорить гору, которая до этого момента казалась неприступной, – это один из самых важных и волнительных моментов в жизни альпинистов. Ведь нет ничего прекраснее, чем стоять на заснеженной верхушке и смотреть сверху вниз на пройденный путь.

Кажется, будто отсюда можно достать рукой до неба, будто ничего невозможного больше не существует. Здесь люди находят ответы на самые животрепещущие вопросы и заново переосмысляют жизнь. Здесь, возможно, и есть сама жизнь, её подлинный смысл.

Но как бы прекрасен не был вид, который открывается с верхушки горы, рано или поздно придётся спускаться. Восхождение – это самая лёгкая часть в покорении вершины. Как говорил американский писатель и альпинист Джон Кракауэр в своём произведении «В разреженном воздухе»: «При достаточной решимости любой идиот может подняться на гору, но вся хитрость в том, чтобы спуститься назад живым».

Именно со спуском у Джо и Саймона возникают проблемы. Джо ломает ногу. В экстремальных условиях жуткого мороза, ледяного ветра и огромных снежных покровов, малейшая травма означает верную гибель. И теперь уже эйфория от покорённой вершины уходит на задний план, и на первый выходит страх. Это восхождение оказывается проверкой не только силы и выносливости, но и дружбы. Один без помощи другого обречён на мучительную смерть, и Саймону приходится выбирать. В непростых условиях он вынужден молниеносно принимать очень взвешенные решения.

Тема выбора в «Касаясь пустоты» стоит на переднем плане. Саймон Йейтс произносит фразу: «Ты должен принимать решения. Ты обязан продолжать принимать решения, даже если они будут заранее неверны. Если ты не принимаешь решений, ты пропал».

С выбором Йейтсу приходится столкнуться, когда его напарник Джо срывается и повисает на тросе, который Саймон успевает перехватить в самый последний момент. Несколько часов он удерживает своего друга над пропастью, не имея возможности связаться с ним. Он не знает, жив ли Джо, не знает, сможет ли тот подняться, не знает, сколько он сам ещё сможет удерживать вес товарища. Холод отмораживает крепко сжатые пальцы, и приходится принимать решение – погибнуть одному или погибнуть обоим.

Саймон вынужден перерезать трос. В реальной жизни не могло произойти чудесного спасения.

Несмотря на то, что фильм выгодно отличается от своих голливудских аналогов именно этой пугающей правдоподобностью и отсутствием волшебства, «Касаясь пустоты» заставляет нас поверить в сверхъестественное человеческое упрямство. Упрямство, которое иногда приводит к результатам, которые принято называть «чудом».

Джо падает в глубокую расселину, но не разбивается. Он остаётся жив, и теперь кажется, что выбраться нет не единого шанса. Безысходность буквально заставляет замирать зрителя на месте. В голове не укладывается, как можно выбраться из такого положения и откуда может взяться такая непреодолимая тяга к жизни. Джо не хочет умирать в ледяном плену, и он демонстрирует то поразительное упрямство, которое было свойственно нашим солдатам во время Великой Отечественной войны.

Важной особенностью фильма является то, что он показывает нам горы такими, какими они являются на самом деле: опасными, холодными, не терпящими слабости. Создатели не романтизируют образ вершины, не изображают альпинизм как обычный вид спорта. Как говорил казахстанский альпинист Анатолий Букреев: «Горы не стадионы, где я удовлетворяю свои амбиции, они — храмы, где я исповедую мою религию». Здесь борьба идёт не за медали, здесь ведётся борьба за жизнь. Режиссёр Кевин МакДональд, несмотря на отсутствие большого опыта, показывает динамику этой борьбы через слова. И ему это удаётся с прытью большого профессионала.

Самое главное, что стоит понять во время просмотра фильма – эта картина не про альпинизм. «Касаясь пустоты» – это гимн человеческому упрямству. Выбор, вера, жизнь, смерть, стремление и надежда – эти экзистенциональные понятия заставляют нас в очередной раз восхититься человеком и осознать ценность собственной жизни.

 

Юлия Кононенко

 

Любовь

Любовь

ЛЮБОВЬ

Рассуждения и тезисы на тему…

 

Да простят меня отечественные актёры за крамольную мысль в Год российского кинематографа и особенно в нынешнем политическом противостоянии, достигшем катастрофического идиотизма, но лучше турок никто в современном кино любовь не играет.

Такие чувства, такие страсти! Такое впечатление, что конгломерат сценаристов, актёров и режиссёров турецких киностудий всем личным составом пережил все существующие мифологемы любовных отношений и любовных мук и прожил в нескольких рождениях все архетипы влюблённых.

Несомненно, что на меня как поклонницу турецких фильмов и на моё восприятие любви сильно повлияли эмоциональные бури, показанные в их кино. И всё же есть и то тайное и сильное, что есть у нас, и крайне редко может выжить у них – умение бесконечного самоотречения.

Однажды Константина Станиславского спросили: «Что значить любить?», – и мэтр ответил очень просто и очень точно: «Хотеть касаться». Это поразительно верно, ведь к объекту сладостных чувств хочется быть ближе, хочется прикасаться. И именно отказом от этого естественного стремления, самоотречением ради блага своего возлюбленного проверяется истинность и глубина чувств.

Изучая русскую и мировую классическую литературу, пришла к выводу, что на такие поступки способны немногие люди. Поставить кого-то выше себя, встать тенью за чьей-то спиной можно из чувства долга или самосохранения, по национальным или семейным традициям, но крайне редко – от искреннего чувства любви, когда он или она дороже всего и даже дороже самого себя.

Кстати, самоотречение так редко, потому что большинство из нас – прагматики. Даже делая что-то ради кого-то мы зачастую ждём награды или одобрения. Опомнитесь! Рискуя всем ради кого-то, не ждите того же в ответ. Это ваш выбор и ваша проблема. К сожалению…

Из-за прагматизма мы часто заключаем браки не на небесах, а в нотариальных конторах. Впрочем, такие отношения ничем не хуже, а зачастую прочнее и долговечнее «вечной любви», а привычка ничем не хуже любви и уважения, а покоя больше – тоже к сожалению…

Золото ценно тем, что не ржавеет, чувство тем, что не черствеет. Самая большая проблема во все времена – как сохранить чувства и уберечь их от увядания. И вот здесь привычка губительна. Мы очень быстро привыкаем даже к чуду и перестаём его замечать. А когда с людьми обращаются как с мебелью, чувства деревенеют.

Впрочем, жить чувствами – дело гиблое. Как говорится, дай волю чувствам, и станешь самым безвольным человеком.

Размышляя над тем, куда со временем уходит любовь из наших браков, пришла к выводу, что чувства меняются не от времени или расстояния – они меняются от духа других людей, от их дыхания или действий. Таким образом, готова подписаться под утверждением, что третий и любой чужой – лишний…

Первой ласточкой, приносящей весть об осеннем периоде в отношениях, становится бесконечная усталость, выраженная в словах. Когда человек говорит, что устал от своей жизни, он отчаянно просит о любви…

Лучший способ сохранить любовь – бояться её потерять. Страх ведь по своей природе бывает разный. Например, страх наказания ещё никого ни от чего не останавливал. Останавливает страх смерти, страх потерять, страх огорчить и расстроить близкого человека.

Кто-то в этом месте уже тихонько ворчит себе под нос: «А стоит ли вообще заморачиваться на любовь?». Ну, что тут ответить? Сторонись запретного, и не ошибёшься. Сторонись людей, и не разочаруешься. Сторонись любви, и никогда не почувствуешь вкус жизни. Как в песне: «Думайте сами, решайте сами – иметь или не иметь…»

Любовь2

Вообще, отношения рвутся не пополам, всегда трещина идёт с какого-то бока. Что хуже: когда тебя перестают любить, или когда остывает твоё сердце, и ты сам уже никого не любишь? Самое худшее в том, что в любом случае вернуть ничего нельзя. Можно лишь начать что-то новое или вернуться к чему-то старому, например, к своей семье. Чему меня научила жизнь, так это не бежать за уходящим автобусом. Чему меня научила любовь, так это тому, что любовь приходит и уходит, а дети и родители остаются. Сначала заботься о своей семье, а потом – о своей любви. И если любовь встаёт между тобой и твоей семьёй – к чёрту такую любовь! К чёрту такую любовь…

Возвращаясь к боли. Что больнее? Увидеть или услышать? Отказ обжигает и глаза, и уши. Предательство оглушает и ослепляет. Что же больнее? Увидеть свою любовь с чужаком, который её не заслуживает, или услышать от любимого, что вы им нелюбимы и вас нет в его планах на будущее? Больно одинаково! Грудь горит огнём. Слёзы выжигают на щеках кровавые борозды. Это конец любви и начало нескончаемой муки…

Больно, когда умирает любовь. А когда умирает брак? Брак – это ведь не только любовь, это именно сложные долгие отношения. Браки умирают очень медленно, постепенно затухая, как вулканы. И ваш мир уже никогда не будет прежним, как и после извержения. Любовь сгорает. Брак словно истирается, изнашивается. Любовь уходит из брака раньше людей, и они остаются в отношениях, в которых уже нет ничего, кроме пустоты и холода…

Когда это становится невозможным? Невозможным всё вернуть назад? Когда вы сказали то, что нельзя говорить, или посмотрели так, как нельзя смотреть? Или сделали то, чего делать не следовало? Нет, не с этого. Всё уходит безвозвратно, когда вы поворачиваетесь спиной, отворачиваетесь, отводите глаза и закрываете уши, словно вычёркиваете кого-то. «С любимыми не расставайтесь!» Не поворачивайтесь спиной к тем, кого любите, потому что, обернувшись, вы можете заглянуть в глаза смерти…

Одиночество начинается буквально, когда вы остаётесь совсем один. Одиночество становится осязаемым, когда вещи оказываются на тех самых местах, куда вы их положили. Когда в раковине на кухне нет посуды.  Когда вы перестаёте чистить журнал входящих вызовов телефона. Когда вы вдруг заговариваете с предметами мебели и пугаетесь своего голоса…

7786881Невысказанное разрушает изнутри. А сказанное? Не снаружи ведь! Если слово горькое, оно одинаково ранит, независимо от того, где оно звучит – в сердце или в воздухе. Со словами в отношениях вообще
беда – они всё портят. Лучше уж молчать, но молчать не получается, мы же не турецкие актёры, чтобы сыграть всё глазами. Впрочем, запутаться в словах не страшно, страшно запутаться в чувствах и мыслях, в принципах, в отношениях, в приоритетах…

Прежде, чем решиться на окончательный разрыв, стоит ещё раз продумать свои жизненные планы и прикинуть, вписывается ли в них этот человек. Впрочем, строить планы легче, чем строить отношения, а планы на жизнь никакого отношения к любви не имеют. Или это любовь не желает иметь с этими планами никаких отношений…

Для меня всегда показателем любви в браке были дети. Помните, как бабушки говорили: кто больше любит, такие дети и рождаются, мальчики или девочки. Это почти может быть правдой. Красивые люди своим существованием убеждают меня в существовании любви и, наверное, дьявола…

Почему я так много написала о любви? Наверное, потому что я женщина, а в женской голове никогда не теряются две мысли – о любви и об одежде…

 

Как приходят к творчеству

Как приходят к творчеству

КАК ПРИХОДЯТ К ТВОРЧЕСТВУ

 Рассуждения и тезисы на тему…

 

Творчество входит в нашу жизнь с детства, когда мы рисуем подводную ракету или розового крокодила, поём нескладушку собственного сочинения или лепим второй этаж для циркового купола. Потом мы придумываем себе тайного друга, выстраиваем многоэтажные речевые конструкции непечатного характера и такое же многоэтажное враньё по поводу опоздания в школу. Но уже к середине школьных лет мы занимаемся более увлекательными делами: любовные интриги, козни против врагов, спорт, походы, акции, подработка. И творчество как процесс создания чего-то качественно нового плавно уходит из жизни большинства людей практически навсегда.

Вернуться к творческому процессу очень сложно. Нужен ведь какой-то сильный позыв души или какой-то мощный внешний посыл, чтобы выйти на какой-то уникальный результат, в котором смогут опосредованно отразиться некоторые стороны нашей личности (списала из словаря!).

Для меня таким посылом стала случайно брошенная фраза одной знакомой, когда мы обсуждали, да что там – откровенно хаяли новомодный роман. Знакомой нравились другие романы того же автора, а мне не нравилось ничего. И она вдруг сказала: «А сама-то ты можешь хоть так написать? Вот просто – сесть и написать хоть что-то? А я сама скажу: слабо тебе, как и мне, вообще написать роман. Писателем надо родиться!».

Не важно, когда и кем сказана фраза, важно, кто и когда её услышит и как воспримет. Иногда чужая фраза, отражающая чужие мысли и чувства, может повлиять на вашу жизнь, изменить линии вашей судьбы.

Вот ведь странность! Оценивая чужие тексты, очень сложно удержаться от мысли: «Так бы и я написал, и ещё лучше!», – но большинство из нас так и не доходит до письменного стола, не проходит путь от критики чужого до создания авторского произведения. Однако на «слабо» наш человек и в космос без ракеты сигануть может (смотри значение слова «сигануть в словаре»).

И вот я уже сижу за столом, а точнее лежу на кровати с нетбуком и пишу свой первый роман. Ей богу, иногда родить ребёнка проще, чем родить идею!

В столкновении с первыми муками творчества словно наступает пора переоценки ценностей. Здесь главное не ошибиться: не поменять местами старые ценники на старых вещах, не поддаться соблазну оставить всё на своих местах и не опустить планку. День и ночь мешаются, как белое и шоколадное тесто на торт «Зебра». Днём вы как зомби на автопилоте выполняете текущие обязанности, а ночью выстраиваете сюжетные линии своего первого опуса. Вскоре вы плаваете в хронической тревожной бессоннице. В бессоннице есть своя прелесть и магия, вы словно повелеваете временем, повелеваете ночью. Кстати, скоро понимаешь, что чем меньше спишь, тем меньше хочется. Потребность во сне уступает потребности в творчестве и самовыражении.

Роман с наскока не получился. Пробую вести дневник. Тут кошмар полный: пропустила страничку – не к добру! Как будто всё остальное не от дьявола! Не вы ведёте дневник, а вами кто-то водит, словно пером!

Чувствуешь, как раздваивается сознание. Впрочем, в шизофрении есть своя прелесть. Пятничный и понедельничный ваши «Я» никогда не смогут договориться и поэтому не сведут вас с ума. Кстати, только тот, кто пережил творческий кризис, знает, что иногда сойти с ума лучше, чем остаться нормальным. Как говорится, забыться и потеряться. С возрастом у многих растёт тяга к забвению. От неё кто-то уходит в запой, кто-то меняет спутника жизни или работу, даже страну или пол, кто-то с головой окунается в хобби, а кто-то выходит на новый уровень жизни, в другую реальность, которую созидает сам. Чем дольше мы живём, тем большее хотим забыть и никогда не вспоминать. Но забвения нет. Его не наступает, как ни старайся. Всё только занавес, тонкая перегородка памяти, за которой от себя не спрячешься…

В конце концов, я уже почти готова была признать поражение, ведь роман никак не писался, и не было того опьяняющего чувства парящего вдохновения, которое должно сопутствовать творческому процессу. Утратить с годами ощущение полёта – вот худшая из утрат!

Я мучительно оглядывалась вокруг себя в поисках источника вдохновения, даже не зная, что именно мне нужно найти. Странно хотеть чего-то, когда вроде бы всё есть, не осознавая при этом, чего именно хочется: чувствуешь себя гениальным идиотом. Я почти потеряла веру в себя, как вдруг увидела на витрине пирожное. Говорят, художник должен быть голодным, но я же мнила себя писательницей, а не художницей!

Пирожное таяло на языке, ублажая душу, а я думала о том, что сладости способны примирить нас с несовершенством мира, но неизбежно ведут к несовершенству фигуры. Мысль мне понравилась, и я записала её на салфетке прямо в кафе. Потом в течение месяца я записывала все удачные, на мой взгляд, мысли и фразы на самые разные темы. Осмелилась показать их подруге – не той знакомой, которая подловила меня на «слабо», а другой. «Обрывки какие-то!» – пренебрежительно отозвалась она о моих мини-жемчужинах. Я оскорбилась. Коротко мыслить не значит коротко чувствовать! Это всего лишь нежелание много демонстрировать. И, в конце концов, краткость – сестра таланта, да и в краткой фразе не всё лежит на поверхности…

С расстройства снова налопалась пирожных. Смакуя вкусняшку, прикрыла глаза, и вдруг поймала себя на мысли, что ощущаю вкус словами, которые роятся в голове, как пчёлы над мёдом. И вот моё первое правило выхода из творческого тупика: когда нет слов, закрой глаза! Тут же вспомнила ещё о невидимом: нас обычно делают уверенными и сильными невидимые вещи: поддержка любимых, капиталы родителей, элитное нижнее бельё…

Вечером вытащила старый фотоальбом, чтобы вспомнить, не было ли в родне хоть какого-то завалящего художника, актёра или кутюрье – кого-то из богемы. Никого не нашла, конечно, но снова поймала мысль. Сколько очарования в старых пожелтевших фотографиях! Есть антикварные вещи, а есть антикварные люди: они на чёрно-белых снимках. Кажется, они знают что-то такое, чего не знаем мы сейчас. Их выражения лиц, позы, одежда, причёски – всё это вне нашей эпохи и вне нашей действительности, но в них словно заложен некий ментальный ключ к пониманию всей эволюции…

Роман не пишется. Чётко осознаю, что писательство и дар, и проклятие, особенно при кризисе жанра. И понимаю, что иногда не мешает и тяпнуть…

Вспоминаю проклятущую знакомую, понимаю, что время пари истекает, как истекает невидимой высохшей кровью, зернистой, как песок времени, измученный дух, на который никак не снизойдёт откровение. В образе знакомой словно сконцентрировалось всё зло Вселенной. Теперь абсолютно уверена: если кто-то вас раздражает, не ищите проблему в себе. Это он, зараза!

Начинаю искать отвлекающие факторы, чтобы их исключить. А это буквально всё: семья, работа, киношки и кафешки, магазины и транспорт, но главное – люди. Люди «пожирают» наше время и наш творческий потенциал пустыми разговорами и незначительными делами.

Определив корень проблемы, действую решительно: отсекаю. Одиночество начинается, когда мы запираемся сами – изнутри. И я заперлась. Реально стало легче. Прямо хочу обратиться к тому, кто сейчас стоит на перепутье и ищет себя в искусстве. Учись быть один! Мы приходим в мир по одному и уходим по одному. Учись быть одиноким, и тебе не страшно будет умирать. И тут же ловлю ещё мысль: творчество в литературе – это круто, ты можешь умирать и воскресать тысячью способов по своему усмотрению.

Нет, я понимаю, что написать роман не значит переписать собственную жизнь в другом измерении. И всё же, быть писателем – всё равно, что быть Богом. В вашем тексте всё зависит от вас. Ваши возможности безграничны. Так создайте что-то хорошее! И я создала! Слова прорвали плотину недоверия к самой себе едва очередная полночь тихо вошла в уставший город. Роман соткался из темени и звёздного света, из озарений и скрытых желаний, из чистой мечты и древних инстинктов. Написала на одном дыхании за неделю. Ещё две ушло на коррекцию: когда пишешь, грамматика безнадёжно отстаёт…

И вот – новая жизнь, жизнь без сна! Удалось сесть утром в автобусе? Используй время с толком: созерцай, думай, сочиняй, планируй, рефлексируй. Только не спи! Это только твоё время, тут тебя никто не отвлекает. Это, кстати становится проблемой – на тебя обижены почти все, кого ты «отсёк».

Но ты уже далеко, и их обиды тебя не трогают – ты подчинил себе слова, ты король собственного мира, собственной Вселенной.

Не бойтесь остаться в одиночестве, всё равно с вами останутся самые близкие, которые поймут, оценят, примут и поддержат. К тому же, в вашей голове уже звучат голоса персонажей следующей книги. Вы писатель, творец, создатель новой реальности! Надев корону, смиритесь с головной болью…

Откуда берутся истории? Буквально ткутся из воздуха, из окружающего мира, из вашего личного опыта. Правда-правда! Оглянитесь на свою жизнь – там много интересных, или прекрасных, или постыдных, или необъяснимых вещей, которые вы могли бы развить, додумать и описать. В оглядке могут быть полезные находки. За спиной могут быть все подсказки и ответы. Школьники знают это, а взрослые забывают…

И вот крамольная мысль: а чем думал Бог, когда только задумал придумать языки? Конечно, вначале было Слово, но, чтобы его придумать, тоже надо было мыслить какими-то словами, какими-то категориями. Это как анекдот о курице и яйце! Что было вначале: слово или мысль о слове? Или первая мысль и стала словом? Но чем и о чём была первая мысль? И если слово было «Бог», то чем была мысль? Такие экзерсисы сознания полезны, они выводят автора на новый уровень мышления и восприятия. Кто-то днём с огнём ищет человека. А кто-то в тёмных закоулках разума ищет слово – одно-единственное нужное слово, почти волшебное от своей необходимости…

Путь к творческой работе у каждого неповторим и уникален, но вот насчёт каждого – это преувеличение. Этот путь проходят единицы.

Кто-то пренебрежительно отзывается о творчестве других людей. Я могу сказать только одно: «А самому-то слабо написать хоть что-то? А ещё представить свою писанину на суд читателей?» Вот то-то! Сейчас я по-настоящему благодарна той, которая поддела меня на спор, заставив заглянуть в себя и испытать способности к творчеству. Я мечтала об этом и училась этому, но никак не могла ни решиться, ни осмелиться, а теперь я писательница, я пришла к самому важному в жизни – к творчеству, и теперь я могу всё!..

 

Как выглядит творчество?..

 

ТворчествоДля меня

Творчество2Для мужа

Творчество3Для детей

Работа

Работа

РАБОТА

Рассуждения и тезисы на тему…

 

«Да гори она синим пламенем», – говорят сегодня многие о своей работе. Не торопитесь сжигать мосты, особенно в нашем нынешнем современном состоянии глобальной роботизации и безработицы!

Раньше работа была средством зарабатывания на жизнь, затем становилась делом жизни. Сегодня вся жизнь – это работа, от которой уже просто не продохнуть. И, поверьте, это благо, потому что нет работы – нет жизни: денег, дела, деятельности, движения.

Работа – однокоренное слово со ловом «раб» в русском языке. В этом есть нечто символичное, поскольку работа порабощает. Ей подчинено всё: режим дня, распределение средств, расписание жизни семьи от отпуска до главных торжеств. Работе подчинены имидж и хобби, взаимоотношения с друзьями и врагами, образование и лечение.

Работа даёт кому-то возможность самоутверждения, кому-то предоставляет пространство личностного роста, для кого-то это место общения, для кого-то преспектива творческого развития, для кого-то – шанс прославиться или сделать карьеру. И всё же главное, чего мы ждём от работы – материальное благосостояние. Самый манящий запах – это запах денег. Он способен и лентяя сдвинуть с места.

На работе есть начальники и подчинённые, лидеры и исполнители. Мне всегда нравилось быть в когорте специалистов – тех, кто и не руководитель, но и не рядовой исполнитель. Специалисты имеют простор для творчества в решении производственных проблем и при этом ни за что не отвечают и избавлены от административной рутины. Впрочем, и подчинённым быть неплохо. Подчиняясь чужой воле, невольно испытываешь кайф от роли водоросли – благословенной и редкой возможности плыть по течению.

И только сесть в кресло начальника никогда не прельщало, как говорится, этот г…й не на мою зарплату.

Самая ненавистная для нас работа, как ни странно, это работа по дому. Сейчас даже самые преданные семьянины не любят убираться и готовить, делать закупки и заниматься мелким ремонтом. А молодёжь сейчас вообще не понимает, чего мы от них хотим, когда заходит речь о домашних обязанностях.

Кстати, это чертовски опасно! Если поймали себя на желании иметь прислугу, немедленно вставайте с дивана, иначе это может плохо кончиться. Судьба Илюши Обломова и вас может расплющить…

Самое приятное в работе после смешных зарплат, это результаты – ощутимые конкретные результаты нашей работы, которые подчёркивают наш статус в учреждении. Изумляешься, когда кто-то присваивает себе результаты твоей работы. Это кажется невозможным, немыслимым, несправедливым! Когда это происходит изредка, чувствуешь себя гением, когда часто – изгоем и идиотом. Видеть чьё-то имя под собственной работой так же дико, как чужое лицо в зеркале. Возникает острое ощущение какой-то неправильности.

Именно на работе мы сталкиваемся с врагами и завистниками, кляузниками и конкурентами.

Враги держат в тонусе. Зависть бодрит. У кляузников учимся художественному свисту и наблюдательности, а спаринг-батлы с конкурентами позволяют поддерживать себя в форме.

Недостаток специалиста в том, что он обо всём должен иметь своё мнение. Иметь своё мнение дело хлопотное. Иногда опасное. Бывает, и смертельное. Но тут вопрос приоритетов: или ты специалист, или винтик. К собственному мнению полезно отращивать зубы и когти.

Или прикинуться водорослью и плыть…

Работать необходимо, даже если вы вполне обеспечены, даже если вы недееспособны. Безделье нежит пороки.

Главная опасность на работе – доверять мнению других. В большом коллективе ваше мнение вообще может потеряться, а тогда потеряетесь вы сами. Полагаясь на чужой ум, вы отказываетесь от своих достижений и подписываетесь под чужими ошибками.

Вторая опасность – рутина. Погружаясь в малое, теряешь перспективу открыть большое.

Очень важно определиться на работе с рабочим материалом, потому что в век скоростей и информационных технологий важнее всего не распыляться, работать с чем-то одним. Тем более, что, когда работаешь с одним материалом, будь то глина, люди, ткани, слова или что-то ещё, утрачиваешь ощущение ценности. Это просто рабочий – расходный! – материал, и всё. Следует дольше избегать этого цинизма.

Выбор материала также поможет сосредоточиться на главном, выработать секретные приёмы, постоянно расти в качестве эксперта, постоянно самообразовываться в своей рабочей сфере. Но я, к примеру, никогда бы не выбрала в качестве рабочего материала финансы. Долго считая чужие деньги, неизбежно теряешь чувство реальности…

В работе очень важна команда. Чужая глупость повышает нашу самооценку. Чужие успехи заставляют нас поднимать планку собственных амбиций. Умные люди становятся лакмусовой бумажкой: как надо и как не надо что-то делать и как-то поступать. В работе важно вовремя делегировать полномочия и разделить функционал, поэтому важны друзья, независимо от их ума и деловых качеств; важнее их готовность подставить плечо или распахнуть жилетку.

Помимо работы должно быть ещё какое-то занятие, которым бы мы занимались бескорыстно и добровольно. Хобби должно быть.

Работа, семья, заботы и огорчения повседневной жизни нас старят, а занятие, которому мы отдаёмся в свободное время, помогает продлить молодость и сохранить немного нервных клеток до пенсии.

Сегодня наш труд оценивается в ничтожно малые суммы, быть честным тружеником становится смертельно опасным.

В связи с этим я пришла к некоторым умозаключениям:

  • голод стимулирует работу мозга,
  • безденежье делает нас изобретательнее, но, к сожалению, и завистливее,
  • нищета не порок, а среда его обитания,
  • безденежье бессовестно,
  • безнадёга парализует.

Также я заметила и вывела для себя несколько закономерностей, связанных именно с работой:

  • Мало́е платье расстраивает женщину, мала́я должность – мужчину.
  • Женщине легче выжить, думая и действуя по-мужски.
  • Рабочая лошадь мечтает о работе, скаковая – о препятствиях.
  • Работа – мечта честных, деньги – мечта ленивых. Умные люди мечтают о том, как заработать на честных и сэкономить на ленивых.
  • В поисках работы унижаешься.
  • Ваш работодатель гад? Поставьте себя на его место! Ещё не так взвоете от своих притеснений и придирок!
  • Устали от работы? Вы не на своём месте!
  • Если работать, то уж зарабатывать.
    • Прийти попозже, уйти пораньше: мелочная месть гениального специалиста своей администрации.
    • Хорошо знать о коллегах больше, чем они думают, что вы о них знаете, – правило информационной войны на работе.
    • Правило выживания: будь готов потерять и на ноги снова встать. Это скорее о бизнесе, чем о работе по найму.
    • Хочешь быть господином – никогда ничем ни с кем не делись.
    • Хочешь быть рабом – делай то, что тебе говорят.
    • Замкнись и не делись, и взойдёшь на вершину, ибо там, наверху, есть место только для одного – примерный алгоритм карьерного роста.
    • Один раз кивнёшь головой – всю жизнь будешь кивать, как китайский болванчик. Негласное согласие – согласие раба,
    • Хочешь стоять над всем миром? Найди точку опоры. Это о работе в команде.

Говоря о работе, отвлекаешься от работы, но при этом рефлексируешь о работе, так что это полезно, тем более, что о работе можно говорить бесконечно, особенно не обобщённо, о работе вообще, а о той, на которой мы проводим половину жизни.

А вообще, говорить на отдыхе о работе – это моветон…

Хокку

Введение

 

Есть популярная методика запоминания материала по школьным предметам – синквейн. Это такое особое стихотворение, в котором, как в опорном конспекте, закодированы ключевые фразы к воспроизведению сжатого в памяти учебного материала. Однако слишком явная дидактическая подоплёка этого упражнения отталкивает многих ребят и взрослых. Синквейн сокращает поле для творчества и служит лишь обучению конкретному предмету, а не развитию литературных способностей.

Поэтому я предпочитаю использовать на занятиях по обучению основам литературного творчества хокку. Хокку (иначе – хайку), жанр и форма японской поэзии; трёхстишие, состоящее из двух опоясывающих пятисложных стихов и одного семисложного посередине. Хокку отличается простотой поэтического языка, повышением роли ассоциативности, недосказанности, намёка.

Вписывая свои мысли в краткую математическую схему: «5-7-5», ребята буквально учатся «поверять алгеброй гармонию». Сказать о многом в трёх строчках, да ещё подчиняясь строгому математическому ритму композиции хокку, можно только после вдумчивого чтения и анализа известных образцов этого жанра, а затем кропотливой работы над собственными попытками составить хокку. Хокку учит ребят краткости. Умению очертить образ, создать даже не образ – ассоциацию, намёк на него.

Хокку имеет строгие жанровые каноны, отступить от которых – значит сдаться, признать своё бессилие. Первая строка должна состоять из пяти слогов, вторая из семи, третья, как и первая – из пяти.

Всего же хокку должно состоять из 17 слогов. Однако в русском языке стилистика текста соблюдается редко.

Следует помнить, что русские и японский языки различны, ритмический рисунок слов, тембр, рифма и ритм, а значит и написание хокку на русском будет отличаться от их написания на японском языке.  В классическом хайку центральное место занимает природный образ, явно или неявно соотнесённый с жизнью человека. При этом в тексте должно быть указание на время года – для этого в качестве обязательного элемента используется киго – «сезонное слово» (яп. 季語). Хайку пишут только в настоящем времени: автор записывает свои непосредственные впечатления от только что увиденного или услышанного.

Первая строка предоставляет начальную информацию, позволяет представить, о чем пойдет речь дальше, вторая раскрывает смысл первой, а вот третья придает стихотворению особый колорит, третья же строка является неожиданным выводом всего произведения.

Искусство написания хайку – это умение в трех строках описать момент. В маленьком стихотворении каждое слово, каждый образ на счету, они приобретают особую весомость, значимость. Сказать много, используя лишь немного слов, – главный принцип хайку. В сборниках хайку каждое стихотворение печатается на отдельной странице. Это делается для того, чтобы читатель мог вдумчиво, не торопясь, проникнуться атмосферой стихотворения.

Создание хокку учит ребят отбирать для трёх строчек слова из тысячи. Каждое слово, каждое предложение – не только творчество, но и расчёт, а значит оттачивание литературного мастерства владения словом.

Создание хокку развивает умение созерцать размышляя, учит наблюдательности, точным формулировкам мысли, формирует процессы ассоциативного мышления, развивает психологизм восприятия окружающего мира в его сложных и порой скрытых причинно-следственных взаимосвязях…

Кладбищенский забор

Не может больше сдерживать

напор тюльпанов!

Здесь чувствуется контраст мертвого и живого. Самое интересное, что мысль стихотворения не высказывается напрямую, а выбирает извилистые дороги. Именно это придает хокку ощущение картины, которую мы видим перед глазами.

Существует несколько проблем, с которыми можно столкнуться при написании хокку. Первая – отсутствие контраста, вторая огромное насыщение словами, частое повторение похожих схем и вопросов, и самая распространенная – концентрация на себе.

Ветер сдул мою шапку –

Я бросился следом.

По улице.

Это легко исправить, заменив некоторые слова и местоимения:

Мартовский ветер.

По улице катится

Моя шапка.

Каждый может задаться вопросом: а для чего вообще нужны хокку?

Хокку развивают неординарное мышление, помогают разобраться в начальных азах поэзии. Тем более, хокку используется в психотерапии.

Уже давно психотерапевты узнают о том, что творится в душе человека. С помощью этих замысловатых стихов можно многое рассказать как о подсознании, так и проблемах человека, можно узнать, как человек воспринимает окружающий мир.

Сочиняя хокку, можно выйти за пределы реальности, расслабиться и морально отдохнуть. Самое главное, чтобы написать стихотворение хокку, не нужно долго думать, стихи льются из вашего подсознания, возникают они мимолетно. Иногда они настолько быстро возникают, что каждая написанная вами строка является практически шедевром искусства.

Главное – открыть душу и запустить в неё порывы вдохновения…

Война

Война

ВОЙНА

Рассуждения и тезисы на тему…

 

Мы живём в состоянии мировой войны – войны информационной. Цель этой войны – перераспределить влияние старого и нового света, определить новый список стран «третьего мира».

«И что с этим делать?», – спросите вы.

Да ничего!

Тем более, что поделать всё равно ничего нельзя. Как в грамматике: делать можно, сделать нельзя…

Очевидно, в информационной войне погибнут самые восприимчивые. Так будущее за носорогами?!

Очевидно, что в войне за умы армиями командуют безумцы. Так мир сошёл с ума?!

Очевидно, что в информационной войне, как в гражданской, разлом проходит через семьи, через поколения. Так родители и дети в этой битве – это стороны или жертвы? Очевидно, что отвечать сложнее, чем спрашивать…

В информационной среде и дух, и разум, и материя отходят на второй план – их просто смывает потоками всевозможной информации. Так что Человек информационный – это не существо телесное, не человек духовный и не Homo sapiens, а стопудово духless, человек-мозгаnet, некое антитело на теле планеты. Мы словно становимся некими порталами – тоннелями для прохождения сквозь нас цивилизации. А в тоннеле-то темно, пусто и страшно!..

Война начинается со страха. С непонимания и страха быть непонятым. Я не понимаю, значит я враждебен, я в обороне, я в наступлении. Я уничтожу то, что не понимаю, так как непонимание доводит меня до истерики!.. Когда приходит осознание того, что вы не поняли кого-то родного и близкого, по крови или по духу, победа над ним уже одержана, но вы не победитель, вы военный преступник, жертва собственной тактической ошибки. Именно поэтому ошибочная информация становится в нашей цивилизации такой же катастрофой, как техногенные и природные катаклизмы.

Сегодня многие переоценивают мировую историю человечества, стали витать мифы о гиперборее и ариях. Я вчиталась в слово и поняла, кто такие Арии – это те, кто умел Анализировать Разрозненную Информацию, а «Й» – это что-то вроде йети – мохнатое, человекоподобное, не поддающееся анализу.

Наши предки плыли в потоке сознания, и их выносило к берегам мировых открытий. Мы разучились и анализировать, и синтезировать разрозненную информацию. Наш бич – клиповое мышление, точечное сознание. Его уже сложно направлять, можно только форматировать…

Война не вспыхивает, она возникает, следовательно, её можно предотвратить. Можно было раньше. В информационном мире войну предотвратить почти невозможно, но ещё возможно развернуть, перенаправить, сменить вектор направления воюющих сторон. Сегодня не нужны дипломаты, сегодня нужны манипуляторы и режиссеры…

Раньше войны шли на границах земель. Сегодня они идут на границах сознания. Мы живём в состоянии мировой войны. Войны информационной. Цель этой войны – избавиться от определённой группы людей: людей, не поддающихся форматированию. Раньше в войнах завоёвывали, порабощали, уничтожали. Сегодня просто ограничивают. Формат – новая форма уничтожения человечества, а победитель тот, кто определил формат и всех в него вогнал…

Раньше люди сопротивлялись завоевателям, потому что чётко знали, кто их враг. Сегодня рады зависимости, рады быть частью чего-то, пусть даже и враждебного, но такого всепоглощающего! А кто-то даже не сознаёт, что уже завоёван и подчинён…

Раньше были войны за идею, затем войны идей, потом войны идеалов, а сегодня идёт идеальная война – война без жертв, потому что её глобальная цель – мы все, всеобщее планетарное сообщество людей. Именно поэтому сегодня способность к созданию информационного оружия ценится больше, чем раньше способность к выживанию.

Поражения мозга страшнее атомного взрыва – последствия необратимы, их нельзя пережить, при них нельзя выжить – это уже формат, а формат мёртв изначально, ведь это застывшая форма. То, что застыло, что не развивается, то не растёт и не живёт.

Мы живём в состоянии информационной войны. Пока живём!..

 

***

Победа в том, чтобы не допустить беды, а не в том, чтобы беду преодолеть…

 

***

В современном обществе даже разрыв отношений с близкими людьми не вызывает такой горечи и разочарования, как потеря с вязи с интернетом во время общения или просмотра сериалов в режиме on-line. Этот сбой сильнее ранит и наше самолюбие и разрушительнее действует на уютный психологический комфорт…

 

***

Самая страшная битва – это битва между равными.

 

***

Бесстрашны безумцы.

Безупречны глупцы.

Безумны гении.

Беспринципны идиоты.

Бессловесны трусы.

Бескорыстны ангелы.

Безымянны герои.

Бессовестны влюблённые.

А самые честные и искренние люди – это маленькие дети, пожадничавшие кому-то шоколадку…

 

***

Избегая одной неприятности, неизбежно вляпываешься в три других. Лучше принимать на грудь ледяное течение жизни и решать проблемы по мере их поступления, не уклоняясь и не прячась от них, и не позволяя им захлестнуть себя или сбить с ног…

 

***

Иногда сойти с ума лучше, чем остаться нормальным.

 

***

Лёжа на спине – видишь небо…

 

***

Умение ждать сродни владению боевыми искусствами, а само ожидание иногда страшнее кровопролитнейшего сражения…

 

***

Главная опасность в современном обществе – это стремление жить красиво. Следуя за этим стремлением, мы выходим за границы своих возможностей, начинаем завидовать. Это стремление отдаляет нас от наших родителей, а наших детей – от нас. Лучше бы мы стремились красиво думать, говорить, поступать…

 

***

Искусство спора в том, чтобы помнить, с чего начали.

 

***

Учите детей миру. Мир сам научит их войне.

 

***

Социальные сети – виртуальный опиум для народа.

 

***

Наши враги – наше отражение.

 

 

Устянина З.Ю. Война. Рассуждения и тезисы на тему…

 

Война

“Лик войны” – картина маслом

ПОСЛЕДНИЙ БЛОГ

  • Время первых

    Время первых

    Рецензия на кинофильм “Время первых” Алмазы негранёные или время Незаменимых   Выходя из кинотеатра «Космос» города Кемерово после просмотра фильма о первых космонавтах мира «Время первых», Алексее Леонове и Павле Беляеве, по-стариковски шаркаю ногами – сложно возвращаться на Землю из невесомости души. Устала после стандартного сеанса так, словно сама провела полные высокого трагизма сутки в …

ЧАСЫ РАБОТЫ

  • Понедельник: 05:00 - 14:00 MSK
  • Вторник: 05:00 - 14:00 MSK
  • Среда: 05:00 - 14:00 MSK
  • Четверг: 05:00 - 14:00 MSK
  • Пятница: 05:00 - 14:00 MSK
  • Суббота: 07:00 - 11:00 MSK
  • Воскресенье: Выходной день