Вход для клиентов

Забыли пароль? Регистрация

Посмотреть корзину

Blog

Время первых

Время первых

Рецензия на кинофильм “Время первых”

Алмазы негранёные

или

время Незаменимых

 

Выходя из кинотеатра «Космос» города Кемерово после просмотра фильма о первых космонавтах мира «Время первых», Алексее Леонове и Павле Беляеве, по-стариковски шаркаю ногами – сложно возвращаться на Землю из невесомости души. Устала после стандартного сеанса так, словно сама провела полные высокого трагизма сутки в космосе и двое – в ледяном сугробе в глухой тайге на Урале. От невероятных перипетий и неимоверных испытаний, выпавших на долю героев-космонавтов, сердце многократно замирало и снова шло, как у моего самого понравившегося персонажа фильма, героя истории отечественной космонавтики, генерального конструктора Сергея Павловича Королёва, который никогда не уставал, потому что делал то, что ему нравилось, и поэтому всё принимал слишком близко к сердцу.

Именно это сбившееся сердцебиение словно повернуло время вспять и перенесло меня в середину 60-х годов, в СССР, в эпоху, когда «у нас весь народ летает в кандалах», по словам Королёва. Безумная гонка за мировое господство в космосе в период холодной войны и чудовищное по своим масштабам и амбициям геополитическое соперничество двух государств ставят учёных, инженеров и лётчиков перед тяжёлым моральным выбором.

Когда всё происходит в спешке, и ничего ещё не готово, не проверено и не испытано, обязательно возникает проблема выбора, как поступить: по букве инструкции или по ситуации, по совести или по правилам, по голосу сердца или разума. А времени на размышления нет, нет даже долей секунды, ведь за время подготовки к полёту и во время самого полёта случилось рекордное количество аварий. Это ощущение обречённости, вызванное лавиной неудач и неурядиц, которую напарники преодолевают нечеловеческими усилиями, прорвётся в финальной сцене, в отчаянном выдохе полузамёрзшего Леонова, потерявшего в снегу сигнальную ракетницу: «Да что ж всё через ж…?!»

И всё же несмотря ни на что, задача правительства СССР по покорению Космоса была выполнена! «Орёлики», как ласково называл космонавтов Королёв, шагнули в звёздную бездну и снова вернулись на Землю, а он сам до последней секунды запрещал «устраивать панихиду по живым».

Естественно возникает вопрос, в чём секрет такой стойкости. Может, в том, что характеры первых покорителей космоса ковались в горниле войны и гонений, страшных испытаний и лишений, или в том, что они изначально чувствовали, что время выбрало их, что если не они, то кто же, потому что летали во сне и наяву и жили с ощущением полёта. Леонов говорил жене: «Я сквозь потолок звёзды вижу! Нет, не так! Я вообще потолка не вижу!»

Наверное, это и есть мерило характера настоящего героя – отсутствие всяческих границ и рамок, ведь и напарник Лёши Леонова упрекал его в том, что он «страха не ведает», и генерал в своё время взял Леонова в отряд подготовки космонавтов, сказав, что «сумасшедшие нам нужны». Но сумасшествие ли это, или восхождение к высокой степени безумства – того, безумства храбрых, которому мы поём песни и о котором слагаем легенды?

Когда Королёв пожаловался лидеру СССР на то, что у него от дикой спешки и ответственности за жизнь космонавтов земля из-под ног уходит, секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев ответил, что «не уходит земля из-под ног у тех, кто топчется на месте», и тут же заявил Королёву: «кроме тебя всё равно некому. Незаменимый ты у нас». Итогом фильма как раз и становится абсолютное понимание того, что те, кто стоят у истоков нового дела, те, кто становятся в чём-то первыми, остаются незаменимыми на всю жизнь, кумирами миллионов шагая в бессмертие.

Честно, игра актёров особого впечатления не произвела. Они не играли – просто воплощали легендарные образы, в которые были влюблены родители и бабушки современных школьников. Константин Хабенский в роли Беляева просмотрелся хорошо, потому что как никто из актёров умеет стирать с лица мимику и превращаться в камень – воплощение твёрдости и непоколебимости. Евгений Миронов, напротив, отлично сыграл роль Алексея Леонова именно потому, что он по характеру очень подвижный, и его лицо за минуту передаёт десятки выражений. Как у Пушкина: «они сошлись: вода и камень».

И дело ведь чуть до дуэли не дошло, потому что отбор в отряд космонавтов был жёсткий, второго шанса никому не давали, и напарники постоянно соперничали друг с другом! Но Леонов не стал соперничать с дружбой, с нерушимым мужским и профессиональным братством.

Вода, как известно, камень точит, и несмотря на то, что командиром экипажа был угрюмый здравомыслящий Павел Беляев, но вдохновителем, душой был мобильный, предприимчивый, талантливый умница Алексей Леонов. Вот это динамичное взаимодействие противоположностей, дух напарничества актёры передали здорово. То, как удивительно полно космонавты дополняли друг друга, становится понятно в финале, когда Леонов потерял и в панике ищет ракетницу с последним сигнальным патроном, а посиневший, покрытый инеем, замёрзший Беляев, ему говорит: «Помоги, примёрзла!», – и отдаёт примерзшую к руке ракетницу, которую он прибрал и прижал к себе намертво, чтоб не пропала.

Глубже вжился в роль Владимир Ильин, сыгравший Сергея Павловича Королёва. Вообще, нужна некоторая храбрость, чтобы говорить такие вещи, как он, пусть даже в образе своей роли – о времени, о стране, о политике.

Вообще, режиссёр немного выжал из актёрского состава. Время, в которое можно было подробнее раскрыть характеры космонавтов потрачены на спецэффекты, панорамные картинки, «детальки», характеризующие время.

«Время первых» – очень точный фильм именно с точки зрения деталей эпохи. Это и причёски, и платья жён космонавтов в духе моды 60-х, и скафандры – «алебастровые гробы», как их обзывает Леонов, и чай в гранёных стаканах и чеканных подстаканниках, и синие спортивные костюмы с кедами, и хрустальные графины на подносах, и чёрные правительственные «Газ-21».

Эпизоды фильма вспыхивают во время просмотра словно по щелчку рубильника и остаются в памяти надолго яркими звёздочками.

Вот червоточинка в яблоке точно указывает на гнильцу и угрозу разрыва отношений между двумя друзьями, и следом – неуклюжая попытка Леонова исправить то, как он подставил напарника, который по его вине получил травму накануне полёта и был от него практически отстранён.

Вот Королёв грозит в тишине пустого конструкторского бюро пилотируемому модулю для космонавтов, похожему на огромное металлическое око: «Погоди, посмотрим ещё, кто кого!» и следом, как воду, выпивает стакан коньяка, который Леонов пытался выдать за чай.

Вот Леонов шутит: «бандец Космосу!», рисует карандашами эскиз космонавта в состоянии невесомости, уверяя напарника Павла Беляева, что его повесят в Третьяковской галерее рядом с картиной «Мишки в бору», как первую картину, написанную в космосе, (очевидно, речь идёт о картине работы русских художников Ивана Шишкина и Константина Савицкого «Утро в сосновом лесу»), а вскоре космонавты вошли в «мёртвую зону» без связи сразу после отравления разряженным кислородом, возникшем из-за трещины в обшивке. На земле в это время их жёны щёлкают по всем каналам балет, а Левитан просит у сотрудников КГБ стакан воды, чтобы записать на радио вариант репортажа о геройской гибели советских космонавтов. Эти два варианта радио-объявления также отражение постоянной дилеммы в фильме. И вдруг они вышли на связь, и Королёв по-отечески рявкает в рацию на всю Вселенную: «А ну, живо домой!», и, отмахнувшись от генерала, даёт разрешение космонавтам на аварийную посадку с ручным управлением.

Вот Леонов азбукой Морзе посылает сигнал о помощи, а на далёком Сахалине жена умоляет мужа-радиолюбителя «не связываться», не упоминать о случайно пойманном им сигнале рухнувших с неба в тайгу космонавтов, понимая, какой это риск, ведь речь идёт о государственной тайне, за такое и посадить могли, но он с вопросом: «а тогда как же?», – отпускает палец, и круглый диск устаревшей модели телефона стремительно крутится, отщёлкивая мгновения вечности, и ускоряя события финала полёта.

Герои-лётчики проходят перед зрителями абсолютными суперменами, практически железными Феликсами и только в финале, уже не надеясь на спасение, замерзая посреди заснеженного леса, они раскрывают друг другу свои тайны и слабости. Беляев рассказывает, что за всё время войны совершил лишь один боевой вылет, и то даже на гашетку не нажал, а на следующий день объявили о капитуляции. Леонов признаётся, что пошёл в лётное училище, а не в художественное, потому что там «степуха» больше. И всё это абсолютнейшая ерунда! Они оба – геройские лётчики, настоящие орлы, а не «орёлики», недаром им дали такие позывные: «Алмаз» и «Алмаз-2», ведь они оба чистой воды бриллианты советской космонавтики.

Когда смотришь фильм «Время первых», не покидает ощущение пронизывающего ветра. Ветер свистит вокруг кабины горящего самолёта, выполняющего мёртвую петлю, колышет траву в поле; на ветру реет советский флаг и трепещет порванный парашют; ветер колышет тяжёлый космонавтский шлем, в который Павел Беляев спрятал бортовой журнал в надежде спасти его от непогоды; ветром перемен насквозь пронизан век космонавтики. И всё время что-то шумит и шипит, ревёт моторами и гудит лопастями вертолётов.

«Время первых» – фильм о героях героической эпохи. И очень странно, что на родине Алексея Леонова, выходца из деревни Листвянки Кемеровской области, так вяло начался прокат этой картины, ведь ажиотажа в кинозалах города не наблюдается. Люди разучились переживать за своих? Им не нужны кумиры и герои? Или мы забыли часть своей истории? Или всё просто и банально – просто слабая рекламная компания и бедноватый трейлер?

Как бы то ни было, раньше мальчишки хотели стать космонавтами и становились лётчиками, инженерами, трактористами, токарями и честно трудились на благо Родины. Сейчас с детства хотят просто быть богатыми. Не лучшими, не первыми – просто богатыми. Так что же нас ждёт завтра? Без денег и подвигов совершать не будут? Такие фильмы нужны, как глоток воздуха. Их обязательно нужно смотреть – всей семьёй, всей страной. Нужно заново научиться и мечтать, и удар держать. Время смотреть «Время первых»!

 

Устянина Злата Юрьевна

Добавить комментарий

ПОСЛЕДНИЙ БЛОГ

  • Время первых

    Время первых

    Рецензия на кинофильм “Время первых” Алмазы негранёные или время Незаменимых   Выходя из кинотеатра «Космос» города Кемерово после просмотра фильма о первых космонавтах мира «Время первых», Алексее Леонове и Павле Беляеве, по-стариковски шаркаю ногами – сложно возвращаться на Землю из невесомости души. Устала после стандартного сеанса так, словно сама провела полные высокого трагизма сутки в …

Лучшие продукты

ЧАСЫ РАБОТЫ

  • Понедельник: 05:00 - 14:00 MSK
  • Вторник: 05:00 - 14:00 MSK
  • Среда: 05:00 - 14:00 MSK
  • Четверг: 05:00 - 14:00 MSK
  • Пятница: 05:00 - 14:00 MSK
  • Суббота: 07:00 - 11:00 MSK
  • Воскресенье: Выходной день